Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:48 

я такая идиотка, могу полюбить песню из-за того, как произносит одно-единственное слово вокалист.
и в жизни у меня так.

00:34 

момент и нам стало некого любить.

цветы. рок-эн-ролл.
вино. поцелуями твои ключицы ласкать.
хорошо было бы - небольно и радостно.
мне не_хорошо. сегодня вовсе не моё.
руки замерзли и сердце заходится.

12:58 

свет.

17:24 

о двойной жизни.

Мне так надоела эта вторая жизнь, о которой я никогда и никому не смогу рассказать. Секрет, который унесу с собой в могилу. Я так завидую вам, всем и каждому в отдельности, вы принадлежите целиком и полностью этому миру, а я нет, слышишь, я – нет. Меня разбирают на части, прошлые воплощения обрушиваются на плечи вмести с людьми, человеком, который не оставит меня в покое. Он мой, мой крест и мое проклятье. Как бы я хотела, как бы это было идеально жить здесь и сейчас, знать только одно свое имя – то, что прописано в паспорте, знать людей, что дышат со мной одним и тем же воздухом, и ничего кроме. Слышишь, ничего кроме!
Был бы такой хирург в этом мире, что разложил бы мои воспоминания на хирургическом столе и отсек все, что не нужно, что я не должна была знать. Но здесь таких не существует, прости...
Мне страшно. Это все тяжким грузом уносит меня на самое дно, ложиться на сердце и давит, душит, истончает.

16:01 

о том как вроде, я не в адеквате.

Я развожу гуаш, банка белой, банка черной, банка красной – в ней все мое тело, вся моя ванна. Трещат проводки в голове, я теряю контакт, электропередача прерывается – замыкание. Тш-ш-ш-ш.

16:00 

в моем левом легком - гангрена, привет.

На измене, плохо, сыро, сентябрьский жидкий свет за окном сводит с ума. Включи музыку, вклю-чии музыку, музыку включи, блядь! На всю громкость, исчезни в звуке, барабанные перепонки трещат у тебя в голове, повесь на шею цепи. Концентрация внимания на неприятные физические ощущения, концентрация внимания на чакру между бровей, орут динамики, мне хуево, и я медитирую. Звуки космичны, голова болит, но ни в коем случае не останавливайся. Так можно споткнуться, недопить чай и не кончить. И все будет зря.

01:45 

о пуле в голове и двоякости вопроса.

Болезнь рождает во мне наполеоновские планы. Это значит, что ты берешься за то, чем, быть может, тебе уже поздно заниматься. Но тебя не волнует, ты точно знаешь, что если не сделаешь это, то будешь ненавидеть себя всю оставшуюся жизнь и загонять в угол. Вот так ближе к ночи я достала из чехла гитару, к которой не прикасалась уже лет пять, а до этого играла-то всего ничего. Вот так ты всю ночь долбишься над тем, чтобы ее настроить, а потом тебя сняться звуки струн, они играют у тебя в голове: До-Ре-Ми. Вот так ты сидишь с ней с момента своего пробуждения и заканчивая поздней ночью. Время летит так незаметно, когда ты пытаешься сделать что-то очень важное. Кончики моих пальцев болят и налились кровью и это самое приятное ощущение из всех, что я испытывала этим сентябрем. Я не сдамся.
А еще со мной знакомятся в трамвае девочки, говорят, что я такая красивая. А я не верю. Они сравнивают меня с популярной нынче моделью, мои ноги, волосы, лицо, но ведь это такой блеф. Я боюсь. Мне страшно, но приятно.
А между тем, внешность ничего не значит. Лучше бы я была некрасивой, но талантливой, лучшей и уникальной хотя бы в чем-то одном, а это лицо, тело, от него никакого прока нет. Ведь даже когда случается счастье, и я в кого-то влюбляюсь, то это всегда однобоко и так болезненно неразделенно. Внешность тут не помогает. Мне ничего не помогает. Не хочу ни мужчин ни женщин, никого близко. Хочу сидеть поздно ночью и перебирать струны гитары. Или снимать красивые карточки. Любовь порвала меня на куски. Устала. Спать. Все.

@музыка: patti

16:17 

осеннее.

Наступила осень, и я весь такой другой. Успокоившийся, на губах терпкий привкус меланхолии, я куплю себе шляпу. Воздух больше не прогрет солнцем, моя кожа опаленная чувствует легкую изморозь – пора менять цвета: с золотого на белый, с цветного на черный. Ты меня не узнаешь. Даже я себя не узнаю, а надо ли? Мы друг другу не нужны, слишком чужие для хороших друзей и слишком несимметричные для любовников. Ты весь в себе, один из тех, кому ничего не нужно кроме четырех зеркал вокруг и одного на потолке, а я.. А я слишком прожженный, слишком сгоревший, чтобы влюбиться в кого-то еще. Вот такая несправедливость, роковая ошибка оставить свое кольцо в сумке у человека, который никогда меня не поймет. В последний раз мы увидимся, когда я буду весь в черном. Будет смеркаться, а ветер нагонять тоску, ты поцелуешь меня в губы цвета увядшей розы, и я в последний раз умру. Закурю сигарету, сожму в руке холодный кусочек металла, развернусь и уйду.
Ты даже не заплачешь..

13:28 

ну, конечно, плохо быть таким.

Я не люблю вставать рано, потому что за долгие часы утра во мне происходит столько всего, что даже моя голова не выдерживает. Скачет настроение, как напряжение в проводах, и как только я привыкаю к чему-то одному, у меня тут же все меняется и начинается другое. Сейчас позвонила мама, и я снова впала в апатию и страх при мысли о том, что скоро я выздоровлю и мне нужно будет искать чертову работу. Читай: вкалывать как раб. От этой мысли мне хочется выпить чего-нибудь покрепче или стать вечным студентом-потомком богатенькой старой карги. Боже, найди мне богатеньких престарелых дальних родственников, которые захотят оставить все свое могучее наследство мне!

01:24 

маленькой. хрупкой. девочкой.


22:27 

урок усвоен. меня отпустило. я свободен.
всехорошо.

15:41 


22:17 

я не понимаю.
ты такой дурак, блин.

15:28 

colours made of tears


@настроение: не волнуйся, это странно.

23:09 

о прекрасном.

Ты едешь на катере, а в лицо брызжет вода морская, соленая, как его поцелуи ночные, нежные. Ты чувствуешь комок в горле, я чувствую как вот-вот заплачу, уезжая назад в несвободу, в суетной город с нарочито выбеленными воротничками рубашек и манжет. Сидеть на парапете и вдыхать последние вздохи идиллии, пить пиво и курить яву, отрицая свои блядские мажорные замашки. А потом стопить, стопить, попасть в ливень и окончательно растеряться от визгливых и надорванных голосов города. Я засыпаю на кожаном сидение дальнобойщика и вижу сны про утриш, как будто моя тень до сих пор осталась там и бродит в темноте, ищет свою телесную оболочку и обнимает мужчину, который любил ее в те славные ночи покоя и беззаботности. А потом ты едешь в такси, не сознавая, не понимая куда и зачем. Тебя встречают мама с сестрой, и разочарованно отходят в сторону, видя как тебе все, что здесь, безразлично. Я ли это? Или кто-то еще, остатки самости, оставшиеся Там и ждущие, когда я снова приеду за ними. У меня внутри как будто бы пропасть, и я мечусь или просто улыбаюсь своей памяти и чувствам. Ночью курю сигареты, погружена в себя, днем ищу хоть что-то напоминающее то родное, светлое, что пережила в эти дни. И может статься, что тень осталась не там, а она здесь, перед монитором, в то время как я живу где-то в горах и на берегу моря своей чудесной свободной жизнью.


23:12 

Когда ты в дороге – все остальное потихоньку стирается. Когда ты в дороге – ты получаешь толику забвения, в твоей голове начинает плясать ветер, а лучи солнца держат за хрупкую ручку – за нее почти прозрачную больше никто и не ухватиться. Это так просто исчезнуть… Знаешь, кончики ресниц выгорают на солнце, и кто-то целует в висок. Соленое дуло пистолета, пуля 45 калибра, но только не чьи-то губы, застывшие в холодной вечности. Как из-за стекла, крепкого, толстого, рисуется их печальный силуэт – застыли и вот-вот рассыплются увядшее лепестки алой розы. Во мне, в моих внутренностях погибло все, как от страшного вируса ВИЧ. Пустоши, необъятные пространства, северо-западные ветра и дорога, дорога, дорога… Будут меняться времена года, морщинки на лицах людей, пока я не найду тебя, обниму и забуду миллионы световых лет, что я бродил одиноким по этому свету.

11:00 

Пленку нужно отмотать назад, в детство, часть 2, если позволить себе вольность его поделить на 3, и пережить заново. Интуитивно зная то, что надо знать, то, что я знаю сейчас. Если бы можно было нажать эти кнопки: стоп, перемотка, стоп, плей и исправлять не ошибки, потому что исправляя их, появятся новые, а может и худшие, быть может, где-то мы даже были счастливчиками... Но жизнь ведь сказкой не станет, это не фильм, не искусство, не Голливуд. Но ты, я, себя-то изменить можно, сделать из себя что-то более достойное называться человеком, кого-то, у кого есть будущее сопоставимое с его амбициями, а это ведь важно, так?
Но когда появляются зачатки ума – обычно бывает уже слишком поздно. Мне казалось, что и тогда я была очень даже умная, но в моем случае надо было быть умнее и больше действовать, идти напролом, не поддаваться психозам, помрачнению рассудка, страху и людям. Ах, люди…самое опасное, что есть, как яд, особенно когда ты юн и не сознаешь, что так наивно глуп.
Но эту тему можно мусолить долго, а между тем солнце с моих восточных окон постепенно двигается в западную часть. Решимости, друзья мои, желаю этим утром вам.

22:20 

пусть это будет фотопост.
а между тем скажу, что мне полегчало.
сегодня я ждала пленку, пила американо и читала игру в классики.
а до этого... да какая к черту разница)

+
++
+++
на фото ева моррисон, автор - ваш скромный друг.

update:
на фото - я, автор - ева моррисон:

+
++
+++
++++
+++++
++++++
+++++++

enjoy!
запись создана: 09.07.2010 в 18:11

23:55 

Когда он страдал бессонницей и беспокойную его душу одолевали страсти, когда к рассвету дневная духота спадала, а птицы начинали возносить свои молитвы к Богу, миру, солнцу, он непременно слушал Моцарта. Не то, чтобы он его сильно любил, скорее даже наоборот. Ему подходила страстная музыка, энергичная и пылкая как у Людвига вана, или наоборот нежная и тонкая, как звук капелек дождя, сливающихся воедино над его головой – таков был Шопен или некоторые мотивы Брамса. Но в музыке Моцарта он находил искупление или даже божественное проведение, каким наполнены печальные мифы древности и подвиги старины. Гармоничные, филигранно утонченные мелодии – их можно было вылить в воздух, и они бы так и слились с тем, что мы называем природой. Искупление, искупление…в нашем герое ведь жило так много демонов, сколько их ни меняй, как ни называй, а они завладевали его юной душой еще так давно, быть может еще в детстве, когда он лежал в своей колыбельке, обремененный блаженным непониманием. Быть может, светлые волосы и бледная кожа – эта только обман, а тонкие пальцы, что прошлым бессонным утром перебирали воздух в поисках клавиш – черных и белых – горькая иллюзия воспаленного сознания. Но как ловко бы он сыграл!..
И он плакал, когда солнце уже встало, а Моцарт играл свои последние аккорды. Измученный, надломленный этой бесконечной ночью, этой тяжестью в голове – как же он плакал и не хотел жить. Его воображение рисовало жуткие картины и он заламливал руки, так больно, так неугомонно, что вот-вот его тело бы не выдержало, пружины сломались, а фарфоровое лицо свалилось вниз, на пол, где разбилось бы вместе с его сердцем – на целую галактику идеальных осколков Моцартовского Реквиема.

04:50 

эта бессоница - из-за тебя, сука.

главная